November 6th, 2019

ПАРТИЯ ВЕТЕРАНОВ РОССИИ

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПАРТИИ ВЕТЕРАНОВ РОССИИ ИЛЬДАР РЕЗЯПОВ ОБРАТИЛСЯ К ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ С ПРОСЬБОЙ ВЗЯТЬ ПОД ЛИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ СИТУАЦИЮ С СОЛДАТОМ СРОЧНИКОМ РАМИЛЕМ ШАМСУТДИНОВЫМ


25 октября 2019 года около 18-00 по местному времени в 65 километрах от Читы на территории войсковой части № 54160 солдат срочной службы Вооружённых сил Российской Федерации Рамиль Шамсутдинов расстрелял сослуживцев. Он убил двух офицеров, двух контрактников и четверых солдат-срочников, ранив при этом еще двоих. Причиной массового расстрела по информации ряда источников послужило то, что солдат не вытерпел регулярных издевательств, унижений и рукоприкладства. Молодой человек оказался очередной жертвой распространенных в российской армии неуставных отношений или, говоря иначе, «дедовщины» – неофициальной армейской иерархической системы, основанной на дискриминации в соответствии с занимаемым рангом и сроком службы.

По словам Рамиля Шамсутдинова, в день перестрелки солдату заявили, что его изнасилуют. «Лейтенант (старший лейтенант Пьянков – прим.) в тот день мне сказал, что все, понимаешь, после караула — все будет. Всех молодых других до меня уже опускали, я знаю. А в этот вечер, значит, моя очередь, мне деваться некуда было, что мне делать?», — заявил Р.Шамсутдинов.

Рамиль Шамсутдинов принял присягу в этом году, 18 августа после полуторамесячного пребывания в учебной роте. Уже через неделю он, как и другие новобранцы, начал сталкиваться с оскорблениями от старослужащих и контрактников. Поводы для придирок находились самые разные и сводились к ситуациям бытового обслуживания – вроде плохо застеленной кровати. Не прекращавшиеся с утра и до самого вечера ежедневные словесные унижения новички терпели молча.

После того, как Шамсутдинова перевели на должность пулеметчика в роту электротехнических средств заграждения и охраны, к психологическому насилию добавилось физическое. Не все выдерживали такое обращение: некоторые искали любую возможность отбыть в местный госпиталь.

Державшиеся сплоченной ячейкой Игорь Бондаренко, Салавар Абдрахманов, Руслан Мухатов и Руслан Ибряев начали регулярно избивать недавно прибывших на службу солдат. По словам очевидцев, «били больно и со знанием дела». При встрече с Рамилем Шамсутдиновым Р.Мухатов наносил ему удары кулаком в плечо и ногой по голени. Происходило это, как правило, при свидетелях, однако в таких местах, где не было видеокамер, например, в помещении с умывальником.

Побои не приводили к серьезным травмам и переломам. Оставались лишь синяки. В ходе утренних медосмотров Рамиль Шамсутдинов умалчивал об истинных причинах их появления: по объяснениям молодого человека, пожаловаться врачам на старшину означало прослыть «стукачом» и подвергнуться еще более суровым пыткам.

В воинской части практиковались кражи личных вещей. Рамиль Шамсутдинов понял, что лишился своего мобильного телефона стоимостью в одну тысячу рублей, когда через месяц не обнаружил его в сейфе, куда сдал аппарат сразу по прибытии. Пропала и сим-карта, которую он предварительно вынул и спрятал. Никаких других ценных вещей у него не было. Расследованием пропажи он и не думал заняться.

Позднее Рамиль Шамсутдинова был назначен в подразделение немедленного реагирования, в которое входило 15 человек, включая троих офицеров во главе со старшим лейтенантом Пьянковым. Их задачей была охрана территории воинской части. С сослуживцами у Рамиля Шамсутдинова отношения не сложились: практически каждый из них норовил ударить, унизить и принудить его к сверхурочной неуставной работе, а командир Пьянков за всякую мнимую провинность заставлял Шамсутдинова выполнять спортивные упражнения.

В четверг, 24 октября, в восемь часов вечера Рамилю Шамсутдинову полагалось идти на отдых, однако Пьянков отправил его на построение вместе с рядовыми Алеевым и Графовым. Им было приказано учить воинский устав. В таком положении солдаты простояли для полуночи, лишь тогда командир разрешил им сделать перерыв. Уже через час он обязал их продолжить занятия, которые окончились только в пять утра. В течение ночи солдатам удавалось немного поспать во время отлучки старшего лейтенанта. Когда тот окончательно потерял к ним интерес, Шамсутдинову удалось, наконец, прилечь в чуть более комфортных условиях: он устроился в комнате для отдыхающей смены возле сложенного пирамидой оружия.

В семь утра, во время доставки завтрака, стало известно о скором прибытии проверяющей инспекции из Хабаровска. Это обстоятельство привело к увеличению трудовой нагрузки для Рамиля Шамсутдинова: сначала ему пришлось прибираться в умывальном помещении, а после обеда Пьянков указал Шамсутдинову почистить унитаз в туалете караульного помещения, за уборку которого отвечал именно Рамиль Шамсутдинов. Он отказался выполнять приказ, расценив его как очередное желание командира уязвить его достоинство. Узнав о саботаже, Пьянков пригрозил ему «почистить унитаз его собственным лицом» – что и попытался сделать, схватив Рамиля за голову и намереваясь окунуть в отхожее место. Потасовка, в ходе которой лейтенант едва удержался от нанесения побоев, окончилась безрезультатно: юноша оказал сопротивление.

Тогда старший лейтенант передал Рамиля Шамсутдинова в распоряжение сержанта Ковалева, разрешив ему применить к Шамсутдинову любое насилие – только бы тот вычистил уборную. Вопреки угрозам Ковалева, солдат продолжал настаивать на своем. Сержант перешел к рукоприкладству: нанося один удар за другим, он требовал от рядового выполнить порученное задание.

Рамиль Шамсутдинов связал эту настойчивость с визитом хабаровской инспекции, которая могла бы в любой момент заглянуть в караульное помещение. Старшины, по всей видимости, так и не сумели добиться от рядового выполнения приказа - с одной стороны хотели как можно скорее навести порядок, с другой - опасались сильно избивать.

С началом пересменки караул, в котором был задействован Шамсутдинов, сдал объект и около шести часов вечера отправился в специальное помещение, где происходила зарядка и разрядка оружия, которое по инструкции полагалось бойцам. Солдаты, как всегда в таких случаях, получили плашки с патронами – по 120 патронов на каждого военнослужащего. Обычная практика была такова, что после размещения этих патронов в каждом из четырех магазинов все эти магазины сдавались старшему лейтенанту Пьянкову, который затем убирал их в ящике. Рядовые забирали магазины лишь после дежурства и разряжали их обратно в емкости для хранения боеприпасов. Получалось, что караульные обычно несли службу с пустыми обоймами.

Так должно было произойти и в этот раз, однако в этот день 25 октября Рамиль Шамсутдинов поступил иначе, когда старший лейтенант Пьянков скомандовал «Разряжай!» и бойцы приступили к выемке патронов, молодой человек снял автомат с плеча и привел его в боевое состояние: убрал предохранитель, перевел на автоматический режим и откинул приклад, а затем поставил оружие возле своих ног, повернувшись спиной к другим военнослужащим – так, чтобы они не заподозрили неладное. Перед ним на металлическом столе лежали 4 заряженных магазина, он взял магазин, поднял автомат на уровень груди, вставил магазин, передернул затвор и повернулся лицом к остальным. Прицелился в Куропова: тот стоял к Рамилю Шамсутдинову ближе всех. Последовали выстрелы в голову. Он продолжил стрелять в остальных. Целился в область спины, груди, головы, делая по три-четыре коротких очереди. В моменты попадания по бронежилетам были видны искры. Ранил Пьянкова. Закончились патроны в магазине – вставил второй и продолжил вести огонь на поражение.

После того, как все находящиеся в комнате упали на пол, Рамиль Шамсутдинов начал добивать их. Сначала добил Евсеева. Потом увидел, что старший лейтенант Пьянков подает признаки жизни – шевелится, сделал пару выстрелов в упор в Пьянкова. Убедившись, что тот умер, осмотрел остальных. Новых контрольных выстрелов не последовало: солдаты не подавали признаков жизни.

Во время стрельбы один из солдат – Андреев – сумел затаиться. Он вскочил и побежал к дверям сразу после стрельбы по уже лежащему на полу Пьянкову. Рамиль Шамсутдинов вставил третий по счету магазин, прицелился в убегающего и открыл огонь, пули настигли военнослужащего, когда тот был у самого выхода их помещения: он замертво упал.

Одному из присутствовавших – старшему сержанту Коновалову – все-таки удалось сбежать.

На допросе Рамиль Шамсутдинов признался, что не собирался убивать Алеева и Графова, которые делили с ним ношу подвергаемых избиениям новобранцев, а также командира дежурной смены Евсеева – одного из немногих офицеров, который, как следует из показаний Шамсутдинова, отказывался прибегать к участию в «дедовских» практиках. Не было у него в намерениях расправиться и с Коноваловым.

«В Графова попал случайно: он сливался со всеми в момент стрельбы. В условиях плохого освещения не разобрать было лиц. Видел бы – не стрелял», – рассказал следствию Рамиль Шамсутдинов. Гибель приходившегося ему другом Графова – единственная смерть, о которой по-настоящему сожалеет Рамиль Шамсутдинов. Он рассказал, что бегство в его намерения не входило изначально: Рамиль Шамсутдинов был уверен, что в этом случае будет окружен и застрелен. Решимость привести план в действие возникло у Рамиля Шамсутдинова в день, когда Пьянков пытался погрузить его лицо в сортир.

Рамиль Шамсутдинов потерял мать в возрасте 13 лет, отец – Салим Тимербаевич Шамсутдинов - воспитывал его в одиночку. У Рамиля Шамсутдинова два старших брата 25 и 27 лет.

Уроженец тюменского села Вагай, Рамиль Шамсутдинов с детства мечтал о службе в армии, об этом он рассказывал сам в интервью одному из местных изданий после завершения очередной смены в патриотическом лагере. «Я приезжаю в этот лагерь пятый год. Здесь всегда всё хорошо организовано, ещё красивая природа. За эти годы я приобрел много друзей из разных районов, с ними потом поддерживаю отношения. С детства мечтаю о военной службе, после школы буду поступать в военное училище», – приводятся его слова в статье под названием «Патриот снова собрал друзей», публикованной информагентством «Тюмень медиа» летом 2013 года.

В детстве молодой человек занимался греко-римской борьбой, в июне 2013 года о соревнованиях с его участием писала «Тюменская арена».

Ещё совсем недавно Рамиль Шамсутдинов в телефонном разговоре со своим отцом говорил о намерении остаться в армии и «служить по контракту».

Войсковая часть № 54160 входит в состав 12-ого Главного управления Министерства обороны России, отвечающее за ядерно-техническое обеспечение и безопасность страны - это ремонтно-техническая база (РТБ), осуществляющая эксплуатацию ядерных боеприпасов. Отбор военнослужащих в подобные части проводится особенно тщательно: негодных отсеивают еще на этапе военкоматов.

По мнению отца Рамиля Шамсутдинова, он не был подвержен нервным срывам: «Он долгое время целенаправленно готовился к военной службе. Рамиль обладает волевым характером. Вспыльчивый в спортивном плане, но неконфликтный. Я совершенно не верю в какие-то психические срывы. Я не знаю о том, что случилось. Рамиль ушел служить 4 месяца назад, проводили в армию, на присягу я не ездил. Нормальный парень, как все, служил нормально, не жаловался. Не рассказывал подробности, служить пошел потому что время подошло, нужно было идти в армию. Говорили 3-4 дня назад (до инцидента – прим.), созванивались, все было хорошо».

По словам Салима Тимербаевича  Шамсутдинова, о происшествии он узнал из прессы, а «военные до сих пор не позвонили». По его словам, до стрельбы они с сыном созванивались каждые выходные, однако за неделю до инцидента отец заметил, что у него «голос поменялся».

Ильдар Резяпов, Председатель Партии ветеранов России:

«Нашему обществу нужно понимать одну простую истину, то, что в простонародье называется «дедовщиной» – это не просто какие-то неуставные отношения в армии, а самые банальные уголовные правонарушения и преступления, приводящие порой к убийствам людей с использованием огнестрельного оружия.

Молодые ребята, пришедшие в армию служить своей Родине, сталкиваясь с «дедовщиной» вынуждены защищать свою честь и достоинство и здесь нужно очень серьёзно разобраться, что служит почвой, чтобы не официально не говорили с высоких трибун руководители Министерства Обороны России, для существующей «дедовщины» в российской армии. Налицо провалы в воспитательной работе.

Неуставные отношения связаны с тем, как сегодня устроена военная служба и наша армия в целом. Очевидно, что эта система нуждается в серьёзных изменениях. Видимо некоторые командиры воинских частей считают, что таким образом происходит процесс «воспитания» молодого война, но так нельзя воспитать ни солдата, готового отдать свою жизнь во имя Родины. Те, кто воспринимают «дедовщину», как нечто положительное, разумеется, не могут быть полноценными гражданами нашего общества, потому что уголовное преступление не может быть средством воспитания».

Председатель Партии ветеранов России Ильдар Резяпов официально обратился в адрес Президента России Владимира Путина с просьбой взять под личный контроль расследование произошедшего трагического события в воинской части № 54160 Министерства обороны РФ, а также провести комплексную проверку с привлечением Совета по правам человека при Президенте России всех, без исключения,  воинских частей на предмет установления случаев неуставных отношений («дедовщины»).

Контактная информация для журналистов:

Центральный аппарат Партии

Тел.: +7(910)009-0427,

+7(915)105-5201,

e-mail: vpvr@veteransrussian.ru

www.veteransrussian.ru